Юридические советы

Специальный субъект административного правонарушения

Одним из элементов состава административного правонарушения является субъект правонарушения. Субъект административного правонарушения – это физическое лицо, которое непосредственно совершило правонарушение или участвовало в его совершении. Частью 1 статьи 4.3 КоАП Республики Беларусь “Административной ответственности подлежит физическое лицо, достигшее ко времени совершения правонарушения шестнадцатилетнего возраста, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом”.[1]

К признакам субъекта относят достижение определенного возраста. В КоАП установлен возраст лица, которое может подлежать административной ответственности – 16 лет, в соответствии с частью 1статьи 4.3 настоящего Кодекса, за исключением части 2 данной статьи.[1] Однако частью 2 этой статьи установлен перечень правонарушений, за которые лицо подлежит административной ответственности от четырнадцати до шестнадцати лет. Вторым немаловажным признаком являетсявменяемость, то есть состояние, когда человек способен осознавать и руководствоваться своими действиями. В статье 4.4 КоАП Республики Беларусь четко установлено, что “Не подлежит административной ответственности физическое лицо, которое во время совершения деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло сознавать фактический характер и противоправность своего действия (бездействия) или руководить им вследствие хронического или временного психического расстройства, слабоумия или иного психического заболевания”.[1]

Невменяемость как юридическое понятие характеризуется медицинским и юридическими критериями.

Медицинский критерий предполагает наличие у лица хронической душевной болезни, временного расстройства душевной деятельности, слабоумия или иного психического заболевания.

Хроническое психическое расстройство представляет собой заболевание психики, носящее длительный характер и способное к прогрессированию, при этом, не излечимо (шизофрения, эпилепсия и другое).

Временное психическое расстройство – это психическое заболевание, которое протекает остро, в виде приступов, носит временный характер, излечимо (белая горячка, патологическое опьянение и другое).

Слабоумие – это врожденное умственное недоразвитие. Наиболее часто встречается олигофрения.

Иное психическое заболевание – это, например, психопатия, наркотическая абсистенция и другое.

Юридический критерий невменяемости – это неспособность лица отдавать себе отчет в своих поступках или руководить ими.

Эти два признака являются обязательными признаками для каждого субъекта правонарушения. Если будет отсутствовать хотя бы один из них, то физическое лицо не может являться субъектом правонарушения.

В соответствии с частями 1 и 2 статьи 4.8 КоАП Республики Беларусь субъектами могут быть помимо физических лиц также юридические лица и индивидуальные предприниматели, но только когда они оговорен в диспозиции правовой нормы соответствующей статьи Особенной части КоАП.[1]

Физическое лицо – это гражданин Республики Беларусь, иностранный гражданин, лицо без гражданства. Однако к физическим лицам относят и иных лиц предусмотренных настоящим Кодексом (должностные лица, родители и т.д.).

Все субъекты делят на три категории:

1.Общие. К данной категории относятся граждане Республики Беларусь, иностранные граждане и лица без гражданства. Они обладают общими признаками, присущими любому физическому лицу, однако могут совершать ряд правонарушений присущих только им, например причинение телесного повреждения. Являются основными субъектами правонарушений.

2.Специальные субъекты – такие лица, которые, помимо общих признаков обладают, еще и дополнительными, предусмотренными статьями Особенной части КоАП. К ним относятся должностные лица, несовершеннолетние, водители транспортных средств, военнослужащие. Они могут совершать как отдельные правонарушения, присущие только им, так и правонарушения присущие общим признакам. Например, часть 4 статьи 18.12 КоАП Республики Беларусь “Управление транспортным средством водителем, не пристегнутым ремнем безопасности, перевозка пассажиров, не пристегнутых ремнями безопасности, если конструкцией транспортного средства предусмотреныремни безопасности, а равно управление мотоциклом, либо перевозка на нем пассажиров без мотошлемов или с незастегнутыми мотошлемами”.[1]

13. Субъективная сторона административного правонарушения и ее признаки.

Субъективная сторона является одним из важных элементов состава правонарушения. Это — психическое отношение субъекта к противоправному действию или бездействию и его последствиям. Оно может быть выражено в форме умысла или неосторожности. Лицо, совершившее противоправное действие или бездействие, в указанных формах, при наличии других признаков состава правонарушения, признается виновным в его совершении. Вина как обязательный признак административного правонарушения предусмотрена частью 1 статьи 2.1 КоАП Республики Беларусь. Иными словами, это означает также, что вина есть психическое отношение лица к совершенному им противоправному поведению (действию или бездействию) и его последствиям. Вина, следовательно, может проявляться в форме умысла и неосторожности.

Действуяс умыслом, правонарушитель сознаетпротивоправный характер своего действия или бездействия, предвидит возможность или неизбежность наступления вредных последствий, противоправного результата и желает его наступления (прямой умысел) илине желает, но предвидит исознательно его допускает либо относится к нему безразлично — косвенный умысел. Например, статья 18.1 КоАП Республики Беларусь “ Умышленное блокирование транспортных коммуникаций путем создания препятствий, установки постов или иным способом”.[1] В качестве примера косвенного умысла можно привести статью 12.12 КоАП Республики Беларусь “Создание юридического лица без намерения осуществлять уставную деятельность в целях получения ссуд, кредитов, либо для прикрытия запрещенной деятельности, либо для сокрытия или занижения прибыли, доходов или других объектов налогообложения, либо для извлечения иной имущественной выгоды”.[1]

Административный проступок может быть совершен ипо неосторожности. Неосторожная вина проявляется в двух формах: легкомыслия и небрежности.

Легкомыслие состоит в том, что лицо предвидит возможность наступления противоправного результата, но самонадеянно рассчитывает его предотвратить. Например, водитель автомашины, подъезжаяна большой скорости к перекрестку, рассчитывал остановить машину при сигнале, запрещающем движение, но не сумел этого сделать, и выехал на перекресток, на красный свет.

Небрежность состоит в не предвидении возможности противоправных последствий, хотя при данных обстоятельствах лицо должно было и моглоих предвидеть.Так, механик автохозяйства, не проверив качество ремонта, дал распоряжение выпустить автомашину на линию, где автоинспектор обнаружил серьезные технические дефекты.

Примером неосторожности послужит часть 1 статьи 18.13 КоАП Республики Беларусь “Превышение лицом, управляющим транспортным средством, установленной скорости движения от десяти до двадцати километров в час”.[1]

При неосторожной вине в форме легкомыслия нарушитель не допускает наступления вредных последствийсвоих действий, надеясь их предотвратить, справиться с возникшими негативными явлениями.

При небрежности нарушитель не предвидит возможности наступления вредных последствий, хотя, проявив внимательность и осмотрительность, должен был и мог их предвидеть.

Неосторожную вину необходимо отличать от невиновного причинения вреда, т.е. казуса, или случая, при котором административная ответственность лица не наступает. Суть дела здесь состоит в том, что лицо не должно было и не могло предвидеть общественно опасные (вредные) последствия своих действий.

Наряду с обязательными признаками субъективной стороны, каковыми являются умысел и неосторожность, могут быть факультативные. Последними признаются мотив и цель, ибо они в одних составах указаны, а в других нет.

Мотив – это побуждения, которыми руководствуется лицо при совершении правонарушения. Например, пункт 6 части 1 статьи 7.3 КоАП Республики Беларусь “совершение административного правонарушения по мотивам расовой, национальной либо религиозной розни”.[1]

Примером номы, где цель указана, является статья 23.3 КоАП Республики Беларусь “ Воздействие в какой бы то ни было форме на должностное лицо, ведущее административный процесс, с целью воспрепятствовать всестороннему, полному и объективному рассмотрению дела или с целью добиться вынесения незаконного решения”.[1]

Если мотив и цель указаны в статье, то они являются квалифицирующими признаками правонарушения, то есть действие или бездействие признается административным правонарушением, если оно совершено по мотивам и в целях, которые прямо указаны в законе. Отсутствие корыстной цели исключает возможность признания соответствующего действия административным правонарушением.

Читайте также:

  1. Cодержание гражданского правоотношения составляют субъективные гражданские права и субъективные гражданские обязанности их участников.
  2. II.2. Структура конфликтных взаимодействий между субъектами педагогического процесса
  3. VI.3. Субъекты политики и их мотивация по включению туризма в число приоритетов регионального развития
  4. VII.1. Субъект и объект познания
  5. Административная ответственность за правонарушения в области дорожного движения.
  6. Административная ответственность за правонарушения в области налогов и сборов
  7. Административная ответственность за правонарушения в области таможенного дела
  8. Административная ответственность за правонарушения в сфере организации игорного бизнеса и проведения лотерей
  9. Административная ответственность за правонарушенияв сфере предпринимательской деятельности
  10. Административная ответственность медицинских работников за правонарушения в сфере охраны здоровья
  11. Административная правосубъектность
  12. АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПРАВОНАРУШЕНИЯ В ИНФОРМАЦИОННОЙ СФЕРЕ

Субъектом административного правонарушения признается физическое или юридическое лицо, виновным деянием которого причинен вред личным или общественным интересам. Субъектом – это тот, кто его совершил, т.е. выполнил описанный в законе состав административного правонарушения. Очевидно, что сам он в состав не входит. Состав включает в себя лишь признаки, характеризующие субъекта.

Такие признаки можно поделить на две группы: общие и особенные (специальные).

Общими признаются такие, которыми должно обладать любое лицо, подвергаемое административному наказанию.

К общим признакам, характеризующим физическое лицо, относятся достижение 16-летнего возраста и вменяемость, т.е. способность осознавать фактический характер и общественную вредность своего поведения или руководить своими действиями. Они закреплены статьями Общей части КоАП РФ. Однако к лицам, совершившим правонарушения в возрасте от 16 до 18 лет, применяются, как правило, меры, предусмотренные Федеральным законом «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

Подростки в возрасте до 16 лет административной ответственности не несут, но в некоторых случаях за их действия отвечают родители или заменяющие их лица. Например, ст. 20.22 КоАП РФ устанавливает ответственность родителей за появление в общественных местах в состоянии опьянения несовершеннолетних, не достигших 16-летнего возраста. К административной ответственности могут привлекаться не только граждане Российской Федерации, но и находящиеся на ее территории иностранцы. В Особенной же части Кодекса содержатся только особенные, специальные признаки субъектов.

Читайте также:  Распределение страховых взносов ип

Как уже отмечалось, наряду с физическими лицами, субъектами административной ответственности могут быть и юридические лица. В соответствии со ст. 48 ГК РФ, юридическим лицом признаются организации, отвечающие ряду признаков. К их числу относятся: наличие в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленного имущества; возможность от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности; быть истцом и ответчиком в суде; наличие самостоятельного баланса или сметы. Юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации.

Правовое положение различных индивидуальных субъектов права неодинаково, что предопределено различием их социальных ролей и другими факторами. Индивиды различаются по трудовой деятельности, которую они осуществляют, занимаемым должностям, отношению к воинской обязанности и т. д. Должностной обязанностью служащего могут быть организация, обеспечение строгого соблюдения определенных общеобязательных правил.

Во всех названных случаях речь идет о специфичном правовом статусе тех или иных лиц, возникающем обычно на основе индивидуальных актов компетентных органов управления. Эти особенности правовых статусов и обусловили закрепление специальных признаков субъектов. Их появление в законе отражает стремление законодателя дифференцировать ответственность различных категорий граждан, а значит, создать условия для индивидуального, справедливого воздействия на правонарушителей.

Специальные признаки не касаются каких-либо различий национального, классового характера, отношения к религии, пола, возраста, образования (ст. 1.4 КоАП РФ).

По общему правилу специальные признаки носят временный характер (хотя лицо может обладать таким свойством довольно длительное время), они более мобильны, лицо может иметь их сразу несколько, приобретать новые, утрачивать старые.

Особенные (специальные) признаки имеют следующие характерные черты: присущи лишь отдельным группам граждан; отражают специфику их правового статуса; возникают на основе индивидуальных актов управления или иных юридически значимых действий уполномоченных органов; более динамичны, чем общие признаки; выступают конструктивными признаками составов; содержатся в статьях Особенной части КоАП РФ, закрепляются законодателем в целях дифференциации ответственности различных категорий лиц, обеспечения справедливой правовой оценкиих неправомерных действий. В анализируемую группу особых признаков (не входящих в состав) включаются и те, которые характеризуют место службы (работы), возраст, состояние здоровья, отсутствие гражданства, выполнение депутатских обязанностей. Для обобщения названных признаков используется понятие «особый субъект административной ответственности».

Особый субъект обладает свойствами, не включенными в состав административного правонарушения, но влияющими на размер и вид наказания, порядок его применения. Если специальные признаки субъекта закрепляются в статьях Особенной части КоАП РФ, служат конструктивными элементами составов правонарушений, то особые признаки субъекта ответственности закрепляются в статьях Общей части КоАП РФ и при квалификации действий не учитываются. В соответствии с действующими нормами административного права, к рассматриваемой группе правонарушителей относятся: несовершеннолетние; инвалиды I и II группы; беременные женщины и женщины, имеющие детей в возрасте до 14 лет; военнослужащие и призванные на военные сборы граждане; сотрудники органов внутренних дел, органов уголовно-исполнительной системы, таможенных органов; депутаты, судьи; иностранные граждане; лица, повторно в течение года совершившие однородное правонарушение, если за совершение первого административного правонарушения лицо уже подвергалось административному наказанию.

Наличие признаков особого субъекта имеет ряд юридических последствий. Во-первых, они могут быть обстоятельствами, смягчающими или отягчающими ответственность. Во-вторых, особые субъекты не подвергаются некоторым видам административного наказания. Так, административный арест не может применяться к военнослужащим и иным лицам, на которых распространяется действие дисциплинарных уставов, лицам, не достигшим возраста 18 лет, беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до 14 лет, инвалидам I и II групп.
В-третьих, лица, на которые распространяется действие дисциплинарных уставов за административные правонарушения, могут быть подвергнуты не административным, а дисциплинарным наказаниям. В-четвертых, лица в возрасте с 16 до 18 лет могут быть освобождены от административной ответственности с применением к ним мер воздействия, предусмотренных федеральным законодательством о защите прав несовершеннолетних (ч. 2 ст. 2.3 КоАП РФ).

Таким образом, наличие признаков особого субъекта может иметь либо материально-правовые, либо процессуально-правовые, либо те и другие последствия сразу.

Признаки особого субъекта, или особые признаки, характеризуются следующим: присущи лишь отдельным категориям граждан; отражают специфику правового статуса различных групп граждан или их возраст, состояние здоровья; в состав правонарушения не входят, на квалификацию действий не влияют, но влияют на виды, размеры наказаний, процедуру их применения; содержатся в статьях Общей части КоАП РФ.

Субъективную сторону административного правонарушения составляют вина нарушителя, мотив и цели, которыми он руководствовался при совершении правонарушения.

В каждом деянии человека тесно переплетаются объективные и субъективные моменты. Внешний акт поведения – результат определенной психической деятельности. Действия вменяемого лица находятся под контролем его сознания и воли.

Психическая деятельность лица, связанная с совершением административного правонарушения, образует его субъективную сторону. Она единый и в то же время многообразный по содержанию процесс, включающий в себя эмоции, мотивы, сознание, волю. Основным признаком субъективной стороны состава любого правонарушения является вина, т. е. психическое отношение физического лица к совершаемому деянию.

Виновность не есть нечто внешнее по отношению к правонарушению, это его существенный признак, обязательное условие наступления ответственности. Если в действиях лица вины не установлено, если вредные последствия стали результатом случайного стечения обстоятельств, значит, нет вины, нет субъективной стороны, нет правонарушения, и не может быть ответственности.

Вина правонарушителя – отрицательное психическое отношение к интересам общества и конкретных граждан. Поскольку деятельность психики органично связана с правонарушением, психическое отношение к антиобщественному деянию становится административно-правовой виной.

Вина – понятие родовое, охватывает две возможные формы состояния психики: умысел и неосторожность. Только умышленное или неосторожное отношение к своему противоправному поведению может осуждаться государством, только в этих двух формах может существовать вина.

«Административное правонарушение, – сказано в ч. 1ст. 2.2 КоАП РФ, – признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично».

Закон называет два элемента умысла:

1. Интеллектуальный, выражающийся в осознании гражданином противоправности деяния и предвидении его вредных последствий.

2. Волевой, состоящий в желании наступления вредных последствий, сознательном их допущении либо в безразличном к ним отношении.

Предвидение это отражение в сознании тех событий, которые могут или должны произойти. Формула закона «предвидело возможность наступления вредных последствий» означает, что лицо представляло, какой вред причинит его деяние общественным отношениям, охраняемым законом, здоровью, интересам людей, имуществу, окружающей среде. Так, умышленно осуществляя проезд на запрещающий сигнал светофора, т. е. совершая административное правонарушение, предусмотренный ст. 12.12 КоАП РФ, гражданин предвидит, к каким отрицательным последствиям это приведет или может привести, как повлияет на безопасность дорожного движения.

Волевой момент, характеризующий направленность воли субъекта, определяется законодателем как желание, сознательное допущение либо безразличное отношение к наступлению вредных последствий. Когда речь идет о желании, то имеют в виду стремление к определенной цели, волю, направленную на достижение предвидимого результата (прямой умысел). Сознательное допущение и безразличное отношение – это активное переживание, данное с положительным волевым отношением к вредным последствиям (косвенный умысел).

Многие составы административных правонарушений являются формальными, они не содержат такого признака, как наступление вредных последствий, причинение правонарушителем ущерба. Это обусловлено разными обстоятельствами: в одних случаях ущерб очевиден (например, при безбилетном проезде), в других – его исчисление сложно, и законодатель не считает нужным обременять правоприменителей установлением еще одного признака состава (например, при нарушении правил мелиорации земель), в третьих – существование вредных последствий данного деяния вообще проблематично, хотя наличие вреда от массы аналогичных правонарушений очевидно (например, при проживании без удостоверения личности – паспорта).

В формальных составах объем объективной стороны исчерпывается перечислением признаков действия и обстоятельств его совершения. Значит, и от виновного можно требовать осознания, понимания лишь тех обстоятельств, деяний, которые названы в составе, но не предвидения вредных последствий и тем более желания их наступления. При выполнении формальных составов умысел состоит в осознании противоправности действий в данных обстоятельствах и желании их совершить, в преднамеренности противоправного поведения.

В части 2 ст. 2.2 КоАП РФ дано определение административно-правой неосторожности: «Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть».

Описание психической деятельности при небрежной форме вины перенесено из уголовного законодательства в КоАП РФ. В науке уголовного права различают два вида неосторожной вины: преступную самонадеянность и преступную небрежность. По аналогии можно различать два вида неосторожной вины и в административном праве: самонадеянность и небрежность.

Читайте также:  Растаможка мотоцикла в узбекистане

Самонадеянность характеризуется как предвидение возможности наступления вредных последствий своего деяния и легкомысленный расчет на их предотвращение.

Небрежностьзаключается в том, что виновный не предвидел вредных последствий, но был обязан и мог их предвидеть. В данном случае лицо, имея возможность и будучи обязанным осознавать общественную вредность своего поведения и не совершать правонарушения, не осознал антиобщественного характера деяния и совершил его, т. е. действовал безответственно.

От неосторожной вины отличается невиновное причинение вреда – «казус», при котором лицо не должно и не могло предвидеть вредные последствия своего деяния.

На основании изложенного отметим, что психическое состояние правонарушителя значительно больше, объемнее по своему содержанию по сравнению с теми компонентами, которые включены в субъективную сторону состава и составляют содержание умысла, неосторожности, цели. В психике виновного лица в период подготовки и совершения административного правонарушения существенное место занимают настроение и эмоции, побуждения, различного рода переживания. Эти явления не включаются в число конструктивных признаков составов, но в ряде случаев имеют юридическое значение. Так, совершение правонарушения в состоянии сильного душевного волнения либо при стечении тяжелых личных или семейных обстоятельств признается обстоятельством, смягчающим ответственность (п. 3 ч.1 ст. 4.2 КоАП РФ).

В статьях Особенной части КоАП РФ форма вины, как правило, не определена. В этих случаях административная ответственность наступает независимо от того умышленно или по неосторожности совершено правонарушение. Однако установление формы вины имеет важное значение для определения меры наказания, применяемого к нарушителю.

Наряду с обязательными признаками субъективной стороны существуют признаки факультативные. Последними признаются мотив и цель, ибо они в одних составах указаны, а в других нет. В первом случае они являются квалифицирующими признаками правонарушения, т. е. действие или бездействие признается административным правонарушением, если они совершены по мотивам и в целях, прямо указанных в законе. Например, ст. 13.10 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за изготовление в целях сбыта либо сбыт заведомо поддельных государственных знаков почтовой оплаты или международных ответных купонов. Отсутствие цели сбыта исключает возможность признания соответствующего действия административным правонарушением.

Законодательное определение вины как психическое отношение к совершаемому деянию в большей степени можно отнести к физическому лицу. Иначе решается вопрос о виновности юридического лица. Согласно ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ, юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Такой подход обусловлен тем, что выяснение характера вины юридического лица через призму умысла или неосторожности является беспредметным. Вина здесь состоит в непринятии всех необходимых и возможных мер для предотвращения нарушения либо смягчения его неблагоприятных последствий. Подход к вине юридического лица должен быть комплексным, учитывающим объективную и субъективную вину организации.

Объективная вина – это вина организации с точки зрения государственного органа, налагающего административное наказание в зависимости от характера конкретных действий или бездействия юридического лица, нарушающего установленные правила.

Субъективная вина – это отношение организации в лице ее коллектива, администрации, должностных лиц к противоправному деянию. При этом субъективная вина может выступать при рассмотрении дела об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом, в качестве обстоятельства, смягчающего или отягчающего ответственность. Наличие в действиях юридического лица объективной вины представляет достаточное основание для привлечения организации к ответственности. Тем самым будет снят вопрос о невиновной ответственности юридических лиц. Итак, только при выяснении всех элементов состава административного правонарушения, лицо, его совершившее, может быть привлечено к ответственности. Следует отметить, что назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от ответственности за данное правонарушение виновное должностное лицо.

Изложенное позволяет сделать вывод, что признаки административного правонарушения, закрепленные в праве, в совокупности образуют юридический состав, который служит единственным основанием административной ответственности правонарушителя.

Однако важно понимать, что совокупность признаков и юридический состав правонарушения — явления нетождественные. С помощью признаков дается общая характеристика наказуемого деяния.

Юридический состав решает задачу, связанную с квалификацией, т.е. правовой оценкой конкретного деликта, заключающейся в установлении соответствия признаков административного правонарушения основным (элементам) признакам состава административно-наказуемого деяния и привлечения нарушителя к ответственности.

Квалификации правонарушения придается большое значение, поскольку правильная юридическая оценка проступка — необходимое условие соблюдения законности в административно-юрисдикционной деятельности правоприменительных органов, создает основу соблюдения прав и законных интересов граждан, своевременного отграничения административного от дисциплинарного проступка и уголовного правонарушения.

Ошибка в квалификации может повлечь за собой либо необоснованное привлечение к ответственности, либо оправдание лица, совершившего деликт, либо применение к виновному не того закона, который им нарушен.

Квалификация правонарушения осуществляется уполномоченными органами исполнительной власти, их должностными лицами, а окончательно, как правило, решением судебных органов. В порядке и пределах, установленных законодательством, уполномоченный на то орган исполнительной власти или суд могут изменить квалификацию административного правонарушения.

Глава 17. Административные наказания

Дата добавления: 2014-12-29 ; Просмотров: 3193 ; Нарушение авторских прав? ;

Специальные и отдельные субъекты правонарушений являют­ся обособленными группами физических лиц как вида субъектов правонарушений. В свою очередь одним из видов специальных субъектов выступаютдолжностные лица. До КоАП 2003 г. зако­нодательного определения должностного лица не существовало ни в целом в административном праве, ни в административно-де- ликтном праве. В КоАП 2003 г. в статье 1.3 должностное лицо определяется как физическое лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию выполняющее организационно-распо­рядительные или административно-хозяйственные функции, а также государственный служащий, имеющий право в пределах своей компетенции отдавать распоряжения или приказы и прини­мать решения относительно лиц, не подчиненных ему по службе. Такое определение не внесло ясности в понимание должностного лица в административно-деликтном праве, ибо в нем употребляет­ся немало терминов, не получивших ни в законодательстве, ни в научной литературе доступных разъяснений. Например, что пони­мается под термином «выполнение функций по специальному полномочию», «организационно-распорядительные и администра­тивно-хозяйственные функции»? Тем не менее, данное определе­ние представляет значительный шаг вперед в уяснении сущности должностного лица.

Рассматриваемое определение позаимствовано из уголовного права и частично усовершенствовано. Так, в пункте 3 части 4 статьи 4 УК Республики Беларусь записано: «лица, постоянно, временно либо по специальному полномочию занимающие в учреждениях. должности». Следует подчеркнуть, что действую­щее законодательство не знает такого способа занятия должности, как по специальному полномочию. В статье 1.3 КоАП говорится не о занятии должности по специальному полномочию, а о выпол­нении соответствующих функций по специальному полномочию. Некстати здесь и термин «полномочие». Правильнее было бы ска­зать «по специальному поручению (разрешению или решению)». По сути дела, речь идет о том, что отдельному лицу поручается

выполнить отдельные полномочия, не свойственные для него, это лицо уполномочивается осуществить права организационно-распо­рядительного или административно-хозяйственного характера. Термины «организационно-распорядительные», «административ­но-хозяйственные функции» свидетельствуют о выполнении управленческих действий. Управленческие действия могут осу­ществляться только служащими. Лицо, которое получает право по отдельному поручению выполнять специальные управленческие функции, не является служащим, или, являясь служащим, не обладает такими полномочиями для выполнения какого-то зада­ния. Лица, постоянно или временно выполняющие организацион­но-распорядительные или административно-хозяйственные функ­ции, должны быть служащими.

В Трудовом кодексе более просто и понятно дано определение должностного лица. В статье 1 записано: «. должностное лицо на­нимателя — руководитель (его заместители) организации (обособ­ленного подразделения), руководитель структурного подразделе­ния (его заместители), мастер, специалист или иной работник, ко­торому законодательством или нанимателем предоставлено право принимать все или отдельные решения, вытекающие из трудовых и связанных с ними отношений».

Определение должностного лица, данное в статье 1.3 КоАП, состоит из двух частей. В первой части определяетсясобственно должностное лицо, во второй —представители административ­ной власти. Слово «собственно» употребляется нами лишь с целью разграничения первого понятия должностного лица от вто­рого, а они весьма разные. Объединять их словом «должностные лица» не только нежелательно, но, как представляется, неверно. Общим для них является то, что первые и вторые виды субъектов обладают властными полномочиями. Между тем, у собственно должностных лиц эти полномочия относятся к подчиненным ра­ботникам, представителей административной власти — к неподчи­ненным лицам. Однако подобные полномочия по своему характе­ру во многом различаются. Вторая группа должностных лиц име­ет свое название — «представители административной власти», первая названия не имеет, кроме как «должностные лица». По КоАП первая группа относится к субъектам административных правонарушений, вторая — нет. Вторая группа обозначена лишь в пяти статьях КоАП (ст.сг. 23.1-23.5), и они не являются субъек­тами административных правонарушений. В этих статьях свобод­-

но можно было обойтись без употребления термина «должнос­тное». Нельзя обойти и факт несоответствия определения должностного лица определению, оговоренному в статье 23.3. Так, членом административной комиссии или комиссии по делам несо­вершеннолетних может быть и не государственный служащий, а рабочий или служащий общественного объединения. Члены этих комиссий участвуют лишь в принятии решения по делу и не впра­ве отдавать распоряжения или приказы лицам, не подчиненным им по службе (о чем записано в ст. 1.3), так как вне заседания ко­миссии они — обычные граждане, работники учреждений, органи­заций, пенсионеры.

Читайте также:  Карта сбербанка несовершеннолетнему ребенку

Нежелательность обозначения второй группы лиц должност­ными лицами видится и в том, что они приобретают двойное и более наименование — представители административной власти и должностные лица, а также работники милиции, контролеры, ре­визоры и т.п. Таким образом, среди подобных лиц не может быть иных, кроме должностных. Если все представители власти — должностные лица, а по мнению законодателя — это действитель­но так, то тем более они не нуждаются в дополнительном назва­нии — «должностные лица».

Таким образом, включение представителей административной власти в группу должностных лиц лишено достаточных основа­ний, ничем не обосновано и ведет к соответствующим противоре­чиям, несоответствиям и неточностям.

Первая группа получила обобщенное название — должност­ные лица — для того, чтобы выделить из иных служащих лиц, на­деленных властными полномочиями по отношению к своим подчиненным. В эту группу включены также лица, могущие и не быть служащими, но по отдельному поручению выполняющие специальные управленческие функции организационно-распоря­дительного или распорядительно-хозяйственного характера.

Дальше разговор о представителях власти вести не будем, поскольку они не относятся к специальным субъектам админист­ративных правонарушений.

Собственно должностные лица по порядку выполнения функ­ций делятся на следующие:

3.по специальному полномочию.

По видам выполняемых функций они классифицируются на два вида:

1.выполняющие организационно-распорядительные функции;

2.выполняющие административно-хозяйственные функции.

Постоянное выполнение функций состоит в том, что должност­ное лицо находится на постоянной работе. Это основная и самая распространенная форма выполнения управленческих функций.

Временное выполнение функций должностного лица выража­ется в том, что служащий переведен с другой должности или просто зачислен на должность, соответствующую должностному лицу, на определенный промежуток (период) времени, т.е. непосто­янно, например, на период болезни, отпуска должностного лица.

Деление должностных лиц на постоянно или временно выпол­няющих организационно-распорядительные или административ­но-хозяйственные функции не имеет никакого практического зна­чения для определения наличия или отсутствия субъекта админист­ративного правонарушения. Во-первых, такая дифференциация не предусмотрена в статьях Особенной части КоАП, в которых субъ­ектами состава правонарушения выступают должностные лица. Проще говоря, такое деление не соответствует Особенной части. Во-вторых, она не имеет значения для характеристики должнос­тного лица как субъекта административного правонарушения. Постоянство или временность выполнения рассматриваемых функций не является существенным признаком должностного лица вообще и тем более как субъекта правонарушения, т.е. фактор продолжительности выполнения функций не имеет ника­кого значения. Главное заключается в том, что служащий нахо­дился в статусе должностного лица во время совершения правона­рушения.

Признаки правонарушений, которые могут быть совершены должностными лицами, описаны не однозначно. В КоАП из 395 статей Особенной части примерно 259 предусматривают в качес­тве субъекта должностное лицо. Из них в 51 статье прямо называ­ется должностное лицо. Только должностным лицом могут быть совершены 27 правонарушений, которые можно назвать должност­ными. Они находятся в разных главах Особенной части. В боль­шинстве случаев должностное лицо в диспозиции нормы не назы­вается. Оно подразумевается в связи с тем, что в санкции этой же нормы субъектом ответственности выступает юридическое лицо или подобное правонарушение может быть совершено только

должностным лицом. Например, нарушение законодательства об обращениях граждан (ст. 9.13), прием на работу без документов, подлежащих предъявлению при заключении трудового договора (ст. 23.15), либо работа с обращениями граждан осуществляются только руководящим (начальствующим) составом организации, т.е. должностными лицами; подобные же лица наделены правом приема на работу.

В статьях, в которых должностные лица прямо не оговорены, предусматривается, что такие правонарушения могут быть совер­шены и другими физическими лицами: работниками юридическо­го лица, предпринимателями или даже общими субъектами. Например, самовольное подключение к системе питьевого водос­набжения или канализации (ч. 3 ст. 15.54), ввоз в Республику Бе­ларусь и вывоз из нее семян растений, продукции растительного происхождения и иных материалов, не прошедших фитосанитарный контроль и при необходимости санитарную обработку (ст. 15.55). В некоторых статьях должностные лица выступают субъектами правонарушения наравне с юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями, что прямо определя­ется в диспозиции правовой нормы. Так, в статье 11.24 говорится о должностном и юридическом лице, в статьях 11.25 и 11.26 — о должностном лице и индивидуальном предпринимателе.

Под работникомюридического лица понимается физическое лицо (кроме должностного лица), состоящее в трудовых отноше­ниях с юридическим лицом на основании заключенного трудового договора (ст. 1.3). В статьях Особенной части они специально, как правило, не называются, а выступают в общей, объединенной группе с должностными лицами и, возможно, иными физически­ми лицами. Так, в статье 16.8 установлено, что нарушение сани­тарных норм, правил и гигиенических нормативов лицом, обязан­ным соблюдать эти правила, может быть осуществлено и общими субъектами, и предпринимателями, и должностными лицами, и просто работниками юридического лица. В то же время в статьях 11.13, 11.30, 12.4, 12.14, 12.16 употребляются термины «работник», «физическое лицо».

Водители транспортных средств — физические лица, управ­ляющие транспортными средствами за исключением лиц, обучае­мых вождению. К водителям приравниваются лица, обучающие вождению транспортного средства и при этом находящиеся в нем, а также всадники, извозчики, погонщики животных (ст. 1 Закона

Республики Беларусь от 17 июля 2002 г. «О дорожном движе­нии»). Чтобы стать водителем транспортного средства, необходи­мо достичь установленного возраста (в зависимости от вида транспортного средства — 16, 18 лет и 21 года) и получить права на управление транспортным средством.

Водители транспортных средств являются субъектами отдель­ных правонарушений, предусмотренных лишь в главе 18 «Адми­нистративные правонарушения против безопасности движения и эксплуатации транспорта».

Несовершеннолетние — физические лица, которые на день со­вершения административного правонарушения не достигли возраста 18 лет (ст. 1.3). Несовершеннолетние от 14 до 16 лет мо­гут быть субъектами лишь некоторых видов правонарушений, пе­речень которых дан в части 2 статьи 4.3. Лица в возрасте до 14 лет рассматриваются как малолетние, которые по понятным причи­нам не являются субъектами ни одного административного право­нарушения. Подобные лица могут совершить лишь противоправ­ное деяние. Для наличия правонарушения требуется присутствие всех признаков состава правонарушения, среди которых — субъ­ект, достигший 16 лет как общее правило и 14 лет — для отдель­ных видов правонарушений. В статье 1.3 при определении мало­летнего почему-то указывается, что это физическое лицо соверша­ет правонарушение. Полагаем, что здесь имеет место неточность в формулировке, противоречащая положениям статьи 4.3 и некото­рым другим статьям КоАП.

В статьях Особенной части о несовершеннолетних как субъек­тах правонарушения ничего не указывается, и в этом нет никакой необходимости. Однако при установлении субъекта в связи с со­вершением деяния, подпадающего под признаки конкретного административного правонарушения, всегда выясняется возраст. Если совершил деяние малолетний, то дело об административном правонарушении не оформляется.

К отдельным субъектам правонарушений относятся лица с разным правовым статусом. Некоторые составы правонарушений описаны в КоАП таким образом, что субъектами их совершения могут быть лица, выполняющие определенный вид работы или имеющие определенную профессию. Так, нарушение порядка ве­дения кассовых операций может быть совершенокассиром(ст. 11.7), применение радиационного оборудования, не прошед­шего контроля технических характеристик либо находящегося в

неисправном техническом состоянии, в диагностических либо лечебных целях —медицинским работником (ст. 16.5), ненадле­жащее осуществление функций технического надзора за строи­тельством жилого дома по договору с организацией граждан- застройщиков, повлекшее завышение объемов или стоимости вы­полненных строительно-монтажных работ и произведенных за­трат, может сделатьинженер (инженерная организация) (ст. 21.8). Субъектами нарушения правил торговли могут быть толькора­ботники торговли (ст.ст. 12.16, 12.17). Специальным признаком субъекта в отдельных случаях предусматриваются обстоятельства, характеризующие взаимоотношения (родственные и др.) между лицом, совершившим деяние, и лицом, виновным в этом. Так, не­выполнениеродителями или лицами, их заменяющими, обязан­ностей по воспитанию несовершеннолетних детей, повлекшее со­вершение несовершеннолетним в возрасте до шестнадцати лет де­яния, содержащего признаки административного правонарушения либо преступления, административная или уголовная ответствен­ность за которое наступает после достижения этого возраста, рассматривается как правонарушение (ст. 9.4).

Отдельные составы правонарушений описаны в КоАП так, что субъектами их могут быть тольковоеннообязанные илипризыв­ники. Так, уклонение от призыва на военную службу, уклонение от явки на сборы (ст. 25.6) может осуществить только военнообя­занный (ст. 25.5), а уклонение от воинского учета (ст. 25.7) и на­рушение правил воинского учета (ч. 1 ст. 25.8) — только призыв­ник или военнообязанный.

В качестве отдельного субъекта КоАП предусматриваетпеше­ходов, велосипедистов, всадников, извозчиков, погонщиков жи­вотных (ч. 1 ст. 18.23),пассажиров (ст. 18.30),проводников(ст. 18.32).

Заканчивая характеристику специальных и отдельных субъек­тов административных правонарушений, следует обратить внима­ние еще на одно обстоятельство. Оно состоит в том, что признаки специального и отдельного субъекта относятся только к исполни­телям правонарушения. Соучастниками правонарушений, совер­шаемых специальными и отдельными субъектами, могут быть и общие субъекты.

Дата добавления: 2015-11-05 ; просмотров: 2209 | Нарушение авторских прав

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector